14.12

< Фестиваль как терапия. Зачем был нужен этот Arctic Open? >

Всего три дня. Вместо привычных пяти. Без церемоний открытия-закрытия, без узнаваемых экранных лиц на улицах Архангельска, без многолюдных тусовок «по интересам». Вы спрашиваете – зачем?

Но ведь его ждали! Те, кто действительно любит НАСТОЯЩЕЕ КИНО. То, что смотрят, затаив дыхание и без попкорна.

Два года назад председатель жюри Алексей Агранович, человек, искушённый в организации и проведении кинофорумов, сказал организаторам Arctic Open: «Когда под ваш фестиваль люди будут брать отпуска и отгулы на работе, можете считать, что ваша затея удалась». В этот раз подошли несколько человек – «а мы ведь отпуска взяли», лично это слышал. Как наградили…

У любого кинофестиваля есть как друзья, так и критики (толерантно говоря), Arctic Open здесь не исключение. У последних целый список претензий – от неудачно составленной программы до корыстолюбия организаторов, непонятно на что истративших «спонсорские миллионы».

Но самый убойный аргумент в их устах – опасность заражения коронавирусом. Типа «вечеринки-корпоративы отменили и вам не фиг». В качестве негативного примера приводится ноябрьский кинофест в Екатеринбурге, где четверо участников не просто заболели, но и умерли. И вот досада, уже через несколько часов «Российская газета» печатает опровержение этим слухам, запущенных обиженным на жизнь околокиношным деятелем. С окончания архангельского фестиваля прошла неделя… все участники живы-здоровы, только приветы да поцелуйчики передают.

Но всё-таки зачем был нужен этот безномерной Arctic Open в невесёлое время всевозможных ограничений? Об этом я говорю с двумя главными организаторами (за язык так и тянет назвать их матерями… но не решусь) архангельского Международного кинофестиваля Стран Арктики – Тамарой Статиковой и Анжеликой Долининой, залетевшими ко мне на огонёк (темнеет рано).

– Мы сами сомневались, стоит ли всё затевать в этом году. Но потом решили, что фестиваль, как культурное мероприятие посреди всеобщего уныния, даст, прежде всего, терапевтический эффект. Ничего нельзя проводить, все площадки закрыты, и вдруг что-то можно!  Вряд ли кто будет спорить, что наше психологическое состояние влияет на физическое, иногда со знаком плюс, иногда со знаком минус. Мы решились и не прогадали…

Из отзывов в социальных сетях: «Спасибо за фестиваль, за прекрасные фильмы и гостей! Вы настоящие подвижники, огромные молодцы, примиряете людей каждое депрессивное время года с Архангельском! В такие тёмные «окаянные дни» я начинаю его снова любить и принимать! На Arctic Open каждый раз хожу очень активно, очень люблю, слежу за событиями!».

– Мои коллеги по «Вольному делу» намекают на наличие «богатых инвесторов», которые, не глядя, кидают на кинофестиваль миллионы…

– О да, в этом году «Регион-Лес» выделил на проведение кинофестиваля 50 тысяч рублей, на этом всё. Все остальные расходы за счёт денег регионального Минкульта. Сумма, вроде бы, внушительная, три с половиной миллиона. Но тут надо понимать, что фестивали вдруг не рождаются, работа по его непосредственной подготовке заняла 5 месяцев. Кроме того, в концепции Arctic Open далеко не пять дней непосредственно кинопраздника.

И тут передо мной начинает вырисовываться целая система вовлечения не самого кинематографического Поморья в мир Великой Иллюзии. Уже в сентябре состоялись два образовательных семинара по спецкурсам. На одном местных культурологов приглашённые преподаватели учили работать в режиме онлайн, чтобы сама культура не зависла до конца пандемии (когда ещё это будет!). Второй был посвящён очень нужной и трудной теме тифлокомментирования, которая входит в программу создания доступной среды для инвалидов. Лично могу засвидетельствовать (ибо проверено на себе) – попасть инвалиду-колясочнику в залы «Миража», где происходили все основные показы, нет никаких проблем. Но есть ещё слабослышащие и слабовидящие, для них что кино, что спектакли, что концерты как бы отрезаны наполовину. О них и забота. Кроме того, на выделенные Министерством культуры средства в течении всего года проводились кинопоказы и творческие встречи. Не только в Архангельске, но и в районах… всё это тоже в рамках кинофестиваля.

Всё-таки возвращаю собеседниц к вопросу финансов, тема-то жареная. А они отмахиваются.

– Честно говоря, надоело объяснять азы российского социального устройства. Мы – НКО, а у НКО нет инвесторов. И у нас цели заработать нет. Не от того, что мы святые, а исходя из реальности. Кинофестиваль – это не шоу-бизнес, у нас все показы бесплатные. Да, в Северодвинске продавали билеты, но это их местное решение. Мы же платим за всё – и за аренду кинозалов, за помещения для встреч и семинаров, за размещение гостей фестиваля в гостиницах. Дают скидки – говорим спасибо. Канадское посольство помогло организовать показы лент своих мастеров, Датский институт культуры подключился… в общем-то и всё.

– А рекламная продукция – майки, маски с логотипом Arctic Open…

– …всё из нашего кармана. Наоборот, мы дали возможность изготовителям отрекламировать свой бизнес, это наша посильная помощь малому предпринимательству. В сухом остатке остаётся удовлетворение и гордость.

– Гордость?..

– …гордость за то, что за прошедшие три года кинофестиваль стал главным зимним событием региональной культуры. Нас часто спрашивают – почему не нашли время получше? Очень просто – весной у Архангельска есть «Европейская весна», летом Фестиваль уличных театров, осенью Дни джаза. А зимой только мы, и конкурентов не предвидится, можно считать это хитрым маркетинговым ходом. Да и странно было бы проводить кинофорум Стран Арктики на зелёной травке, согласись.

Я соглашаюсь, куда деваться.

– Как люди смотрят эти непростые для восприятия фильмы?

Собеседницы загадочно улыбаются…

Из обсуждения канадского фильма «Анна на высоте 13000 футов» после показа в Северодвинске:
– Спасибо за фильм, за доверие зрителям.
-Это непросто, смотреть такое кино. Ты все время в душу Анне заглядываешь. Все время рядом, как в жизни.
-Вообще-то страшновато… Как просто мимоходом, без усилий царапнуть ближнего своего. -Говорят, человек от комариных укусов может погибнуть. Понимаю, почему Анну тянет в небо- отряхнуться от этого роя, от этого зуда.
-А ведь дети Анну любят. Принимают. Ну да, она пока не выросла…Но, похоже, Небо ей поможет.
– Спасибо, спасибо фестивалю за «другое» кино. Наконец-то живой человек на экране. Да, смотреть трудно, а оторваться ну никак…Не все же ходят в кино с попкорном, отвлечься, расслабиться. Хочется и душу потревожить, и мозги включить.

– Ну, а приглашённые участники? В этом году их всего 15…

– Знаешь, как было приятно читать от тех, кто побывал на предыдущих – «как, у вас опять… да я бы хоть тушкой, хоть селезнем!». Они все до сих пор под впечатление от приёма, теплоты общения с северянами. У нас есть классический набор экскурсий для тех, кто приехал в первый раз – Малые Корелы, Северный морской музей, Гостиные дворы. В этом году добавились экскурсии на судоверфи, где строят поморские кочи. Там гостей встречали пирогами. В полном восторге! Ещё все впечатлились пановским спектаклем-инсталляцией «Север», который, возможно, был показан в последний раз. И эмоции они увозят с собой. Это и значит – продвижение положительного имиджа региона не только внутри страны, но и в мире.

Гай Мэддин, канадский кинорежиссёр: «Когда я снимал фильм Archangel, я ничего не знал об Архангельске. Но в то время я очень страдал от того, что долгие годы никак не мог примириться с отцом. Этот процесс шел мучительно медленно. И я подумал – что, если б мы жили в Городе Ангелов? Может, тогда нам было бы немножечко легче понять друг друга».

– А вот блогер Варламов…

– Кто за чем в наш город приезжает. Этот блогер – за хайпом, гости кинофестиваля – за положительными впечатлениями и дружбой. И никакая лужа им настроения не испортит. Кстати, все приехавшие с пониманием отнеслись к сокращённому формату фестиваля, без открытия-закрытия и наград. У нас с ними общая цель – смотреть и показывать кино. Остальное вторично… как красивая обёртка у вкусной конфеты. И ещё – есть надежда, что люди кино, побывавшие и полюбившие Архангельске, захотят здесь снимать. Об этом многие говорят.

– Что, и встречи в режиме онлайн-конференций не разочаровали?

– Нисколько. В этом даже была своя драматургия. Видел бы ты, как воодушевился Андрей Хржановский во время видеоконференции, когда на экране появился Григорий Дитятовский, он не ожидал, что его «Бродский» приехал в Архангельск. А якуты…

И тут мне рассказывают почти притчу о том, как двум гостям из Якутии показывали набережную Северной Двины. «Это ваша главная река? А как её имя?», – поинтересовалась якутянка. Услышав ответ, сбежала вниз к реке, высыпала в воду крошки из пакетика и что-то ласковое прошептала на своём. «Я покормила Северную Двину, – гордо доложилась она, – теперь река будет добра к нам и снова пригласит в гости».

Такой вот кинематографический шаманизм. Понятный только людям Севера.

– Ну, и что дальше?

– Будем готовиться к будущему фестивалю. Пока не знаем, в каком формате он пройдёт, разные слухи о ковиде ходят. Но по любому киносеминары, учёба, встречи и показы продолжатся. Иначе мы рискуем потерять своё кино. Ты же помнишь, как трудно было всё восстанавливать после киселёвского разгрома и михальчуковского равнодушия (бывшие архангельские губернаторы – прим. автора).

– Но вот критики Arctic Open считают…

– …в ответ мы можем предложить им одно – пусть организуют свой кинофестиваль по тем принципам, которые считают наиболее приемлемыми. А там посмотрим.

Действительно, пусть. Но что-то я сильно сомневаюсь…

Принимал дорогих гостей Леонид Черток 

http://rusnord.ru/hot/49553-festival-kak-terapija-zachem-byl-nuzhen-jetot-arctic-open.html

Поделиться:

Генеральные партнеры

Официальная площадка