31.08

< «Я ХОТЕЛ БЫ СНИМАТЬ В АРХАНГЕЛЬСКЕ». ЭРИК ПОЛ ЭРИКСОН – АМЕРИКАНСКИЙ РЕЖИССЁР, ПОЗНАВШИЙ ARCTIC OPEN >

Недавно Эрик Пол Эрикон дал интервью американской прессе, в котором признался в любви к Архангельску, где он побывал на II Международном кинофестивале Arctic Open (2018 год) со своей картиной «Истина» (в других переводах название звучит как «Правда»).

Не к городу вообще… мы-то с вами знаем, что он представляет собой в декабре… а к людям. К женщинам (свою переводчицу он на полном серьёзе принял за финалистку «Мисс России») и зрителям.

Эрик прекрасно осознавал, что его «Правда» ни разу не «Аватар» и сложна для восприятия рядовым зрителем, не говоря уже о русском северном. Какого же было его удивление, когда в зале на просмотре практически не оказалось свободных мест! Причём, по впечатлениям режиссёра, там собрались не члены клубы кинолюбителей, этакие замороченные эстеты, а люди, близкие к пенсионному возрасту.

Мало того, после просмотра развернулся настоящий диалог с аудиторией, чего он никак не мог добиться в своей Америке. В зале присутствовали те, кто пережил похожую историю, рассказанную «Правдой», в своей жизни: «Одна женщина встала и сказала, что, когда ее мать была увезена тайной полицией, именно это и произошло с ней…». Эрик говорит, что тогда ему стало стыдно за своё неверие в русского зрителя (эх, ему бы историю нашей страны подучить).

После такого признания было бы непрофессионально не взять у режиссёра ещё одно интервью. Тем более, что такая возможность представилась (пусть и дистанционно): 

– Эрик, Вы готовы подтвердить, что женщины Русского Севера самые красивые?

— Конечно. А женщины, которые работают на Arctic Open — самые красивые из русских женщин.

– Ваша история прихода в большой кинематограф похожа на голливудскую мечту – первый же фильм получил столько кинопремий, причем в разных номинациях. Однако «Правда» – типичное авторское кино. Вы в дальнейшем собираетесь оставаться в этой творческой нише, или готовите переход от фестивального к зрительскому?

— Мне бы очень хотелось продолжить снимать авторское кино. До COVID было несколько идей, которые мы надеялись воплотить. Как только жизнь вернется в нормальное русло, мы начнем сначала. После выхода «Истины», я писал и недавно закончил роман под названием «Вознесение», который будет опубликован этой осенью, а также работал над рядом других проектов, как литературных, так и визуальных.

– В ваших фильмах много личных мотивов и историй. Но у любого активно снимающего режиссера они когда-нибудь заканчиваются. Где тогда будете брать сюжеты и мотивации?

— В ваших фильмах много личных мотивов и историй. Но у любого активно снимающего режиссера они когда-нибудь заканчиваются. 

– Где тогда будете брать сюжеты и мотивации?

— Многие из моих историй связаны с историческими событиями – это либо реальные истории, либо чувства и темы, о которых я узнаю и перенёс через себя. При работе над «Истиной», темы были взяты из историй ряда стран, включая Германию, Сальвадор, Венесуэлу и даже Россию.

– Чем, на ваш взгляд, отличается русский северный зритель от тех, перед кем вам приходилось выступать на других фестивалях?

— Зритель показался серьезным и очень милым, когда фильм закончился. Я понял, что русские склонны не выказывать свое отношение (улыбаться) до момента, когда наступит время для разговора. Американцы в этом плане совсем другие: все время говорят и рот до ушей. Также понял, что хорошо бы выучить русский, когда приеду снова. В старших классах провалил испанский, русский постараюсь выучить.

– Самое яркое внешнее впечатление от Архангельска, как негативное, так и позитивное?

— Очень удивило, насколько Архангельск похож на американские города – в штате Мичиган, например. Даже с учетом русской истории и архитектуры, временами (особенно во время поездки в музей деревянного зодчества) город выглядел точно так же, как в Соединенных Штатах. Мне нравилось просто гулять, смотреть на людей, подмечать что-то. Да, было холодно, но я вырос на севере США, поэтому к холоду привык. Мария (личный фестивальный куратор) провела отличную экскурсию по городу, и мне очень понравился центр. У меня есть друг, который снимает комедийное шоу о Tupperware, так что было весело увидеть знакомую вывеску. Даже фото ему отправил. Мне также понравилось сочетание старого с новым. История и будущее вместе.

– Какой, на ваш взгляд, потенциал у регионального кинофестиваля масштаба ARCTIC OPEN, как культурный, так и экономический? Сможет ли он выжить без поддержки властей?

— Классный фест! Было бы замечательно, если бы он рос, а с ним количество фильмов и режиссеров, к вам приезжающих. У них не всегда получается приезжать на фестивали, но всегда есть способы продвигаться.Также было бы здорово, если бы было больше семинаров, на которых режиссеры могли бы делиться историями, методами и т.д. Этот формат позволяет не только обменяться опытом, но и учиться мастерству в своей кинопрофессии. А поддержка власти никогда не помещает, главное, чтобы не требовали после ответные «любезности».

– Стоит ли в обозримом будущем ожидать приезда в Архангельск звезд мирового кинематографа если не первой, то второй величины?

— Определенно. Я считаю, вы с легкостью могли бы иметь знаменитостей в составе жюри, равно как и фильмы со звездным составом. Само место проведения уже привлекает. Однако, политический климат определенно является препятствием. Когда я вернулся домой и поделился впечатлениями, несколько известных актеров и режиссеров впечатлились и сказали, что тоже приехали бы, если будет такая возможность.

– После посещения нашего региона, не появилось ли мыслей использовать его локации в будущих проектах (у других, к слову, появились)?

— ДА!!! Я бы хотел снимать в этом регионе. И, пока я был на фестивале, появилось несколько идей для сценария. Видел несколько удивительных, невероятно «кинематографичных» локаций, они бы отлично подошли к сюжету. Единственная проблема — это время, деньги и бюрократическая волокита. Если у вас есть инвестор, у меня есть готовые сценарии !!!! Возможно, стоит пригласить на фестиваль людей, которые смогут рассказать о том, что нужно для съемок в данном регионе. Какие документы надо подать, сборы, расходы и т.д. Такая практика распространена на американских фестивалях.

– Как, на ваш взгляд, мировой кинематограф будет выходить из кризиса под названием COVID-19, велики ли потери?

— Потери ужасающие. Все съемки и проекты закрылись, за исключением только самых крупных (Бэтмен и др.), они вернулись в работу. Авторское кино продолжать сложнее, люди, в нем работающие, не проходят медицинское обследование. Кроме того, новые требования к съемкам добавляют огромные расходы, которые большинство небольших проектов позволить себе не могут. У меня много друзей, которые просто не выжили и им пришлось уйти из индустрии развлечений. Артисты в ужасе. Более того, наш актерский профсоюз повысил ставку медицинского страхования, поэтому тысячи актеров (неработающих) в разгар пандемии теперь вообще без медицинской помощи. Киноиндустрия выберется очень нескоро. Точно не к следующему году. И «перезапускаться» будет медленно.

– И очень личный вопрос, как от американофила, на который можно не отвечать – вы за Трампа или за Байдена?

— Ну, почему же… Долгое время я публично о своих политических чувствах не говорил. Не хотел смешивать личные чувства с публичным имиджем. Теперь хватит. Дональд Трамп — худший президент в истории этой страны. Он социопат. Считает, что рожден, чтобы править. Хотя Байден и не самый лучший кандидат, он хочет быть помогающим лидером. А Трамп хочет быть королем. За последний год Соединенные Штаты пережили ужасные вещи. Мне больно видеть, что происходит с моей страной и соотечественниками-американцами (и даже неамериканцами, которых действия нашей страны затрагивают точно также). Больнее всего осознавать, что мы, может быть, не сможет отступить от края этой политической пропасти.

— Спасибо за беседу, Эрик. Welcome to Arhangelsk!

— See later! (увидимся позже)

Беседовал Леонид Черток 

Поделиться: